ГлавнаяСтатьи — «Готовьтесь к зиме»: как коронавирус повлиял на венчурный рынок

«Готовьтесь к зиме»: как коронавирус повлиял на венчурный рынок

1 апреля 2020

Перенос встреч, отмены сделок, сложности с поиском инвесторов — неполный список последствий для венчурного рынка из-за коронавируса. Представители нескольких венчурных фондов рассказали чего ждут в условиях нестабильности, как изменились их планы в 2020 году и что делать стартапам, которые пытаются справиться с кризисом, привлечь инвестиции или выйти на глобальный рынок.
«Черный лебедь 2020 года»
В начале марта американский венчурный фонд Sequoia Capital опубликовал письмо с рекомендациями для своих портфельных стартапов во время пандемии. Коронавирус в письме называют «черным лебедем 2020 года» — непредсказуемым фактором, негативно влияющим на мировую экономику. Три основных последствия этого: падение деловой активности, нарушения цепочек поставок, а также сокращение путешествий и отмененные встречи. Основные рекомендации Sequoia: разработать стратегию на ближайшие несколько кварталов, составить прогноз продаж, более строго оценивать траты на маркетинг и подумать о сокращении персонала.
Термин «черный лебедь» — это публицистика, считает управляющий партнер и сооснователь Runa Capital Дмитрий Чихачев, но с выводами в докладе зарубежных коллег в основном соглашается. По его мнению, пока не ясно, как коронавирус повлияет на экономику, но очевидно, что надо готовиться к худшему: на фондовом рынке США уже идет обвал, и во втором квартале из-за локдауна (карантина) будет рецессия. На восстановление экономики может уйти до двух лет, и нет ничего удивительного, что Sequoia рекомендует своим стартапам приготовиться к «зиме».
Венчурный рынок при этом по определению не подразумевает стабильности, говорит инвестиционный директор Almaz Capital Татьяна Дадашева. Здесь «приходится бежать быстрее других, гибко подстраиваться под новые тренды и всегда находиться в режиме короткого финансового горизонта», — отмечает эксперт. В Almaz Capital, по ее словам, ожидают, что многим компаниям сейчас придется искать возможности для пивота и/или менять модели продаж, — это тест для основателей, но компании сталкиваются с ним и в спокойное время.
«Новые сделки — не приоритет»
Поднимать новые раунды сейчас будет тяжело — в этом сходятся все опрошенные инвесторы. «Предложение капитала будет ограничено резко, на ангельской стадии будет сжатие, потому что многие ангелы вкладывают в акции публичных компаний. Когда фондовые рынки падают, люди чувствуют себя бедными и перестают инвестировать», — говорит Чихачев. Истории, когда стартапы могли поднимать посевные раунды в $5—7 млн при оценке компании в $10 млн, по его словам, сейчас закончатся, будут более маленькие раунды по более низким оценкам. «Но в целом это хорошо, рынок был перегрет», — отмечает эксперт.
Венчурные фонды сейчас озабочены стабилизацией своего портфеля, новые сделки для них — не приоритет, полагает Дадашева из Almaz Capital. Необходимость изоляции, по ее словам, здесь тоже играет негативную роль: due diligence компании включает в себя личные встречи и посещение офиса. На адаптацию к удаленной работе у фондов должно уйти время. Но они работают на длинном горизонте, и потеря нескольких месяцев для них менее критична. «В 2020 будет меньше новых сделок и меньше новых фондов, но индустрия в целом выйдет из этого периода с более гибкими процессами», — считает инвестиционный директор.
Многие фонды пока стараются помочь своим портфельным компаниям. «Еще в начале марта мы выслали всем общие вопросы, над которыми нужно задуматься, и почти все компании были подготовлены к разным сценариям развития эпидемии и рецессии», — рассказал управляющий партнер Impulse VC Кирилл Белов. Рекомендации, по его словам, касались всех аспектов: от работы людей, контактирующих с клиентами, и заканчивая возможными увольнениями и получением госсубсидий (во всех странах, где есть офисы портфельных компаний — от Сингапура до Сан-Франциско, стартовали госпрограммы по поддержке бизнеса, особенно технологического). Ряд компаний фонд решил поддержать дополнительными инвестициями — от $500 тыс. до $2 млн.
От «рынка стартапера» к «рынку инвестора»
В большинстве венчурных фондов ждут, пока ситуация стабилизируется. «Кроме падения [фондовых рынков], есть еще бешеная волатильность. Индекс волатильности — самый высокий за всю историю наблюдений. Мы ждем, пока все придет в равновесие: вероятно, это случится через 2—3 месяца», — говорит Чихачев из Runa Capital.
Несмотря ни на что, фондам все равно надо делать сделки. «Мы берем деньги под управление у наших LP, и инвестирование — это сервис. Так что, несмотря на позволительную нерегулярность в нашем бизнесе, надолго никто остановиться не может», — отмечает Дадашева из Almaz Capital. По ее словам, пока ни одна из намеченных сделок фонда не сорвалась, «хотя укладываться в намеченные сроки невозможно». Сейчас в Almaz Capital находятся на стадии term sheet с одной компанией и продолжают работать над еще несколькими сделками.
Некоторые фонды готовящиеся сделки все-таки отменяют или надеются заключить их на более выгодных для себя условиях. TMT Investments с начала года отменил пять сделок. «В стартапы на ранней стадии мы прекратили инвестировать вообще. Думаю, что сейчас их ждут непростые времена и надо рассчитывать на себя, друзей и родных», — говорит основатель TMT Investments Герман Каплун. По его словам, фонд рассматривает новые проекты, но средний чек для многих из них уменьшится вдвое (ранее он составлял $1 млн.)
В Terra VC и North Energy Ventures планируют снизить чеки на 10—50%. «Если раньше мы хотели вложить $1 млн, то сейчас — $500—700 тыс.», — указал управляющий партнер обоих фондов Данила Шапошников. По его словам, сейчас в общем портфеле фондов 12 компаний, ближайшие два месяца планируются только follow on-раунды. Также в фондах пересматривают KPI для портфельных компаний — в основном это касается тех, кто планировал выходить на глобальный рынок.
«Ряд компаний у нас собирались идти на Ближний Восток и в Штаты и открывать там офисы. Сейчас просто невозможно предсказать, когда это произойдет. KPI сохраняются, но есть риск, что они перенесутся на 2021 год», — пояснил Шапошников.
Рынок меняется от «рынка стартапера» к «рынку инвестора», соглашается управляющий партнер и основатель Fort Ross Ventures Виктор Орловский. В то же время Fort Ross, по его словам, будет более активно смотреть на рынок по двум причинам. «Во-первых, с большой вероятностью мы сможем инвестировать по меньшей оценке — при этом мы будем настаивать на том, чтобы компании привлекали больше средств, чтобы пережить кризис. Во-вторых, хорошие компании будут более охотно пускать нас в капитал, что улучшит нашу воронку», — надеется Орловский.
Что делать стартапам
1. Тем, кто теряет клиентов и выручку

Дмитрий Чихачев, основатель и управляющий партнер Runa Capital:
Стартапам, которые могут сократить свои затраты, нужно сделать две вещи: downside (защитить себя от смерти) и upside (подумать об изменении бизнес-модели). Для downside надо сократить затраты, привести компании к безубыточности или к минимальному cash burn rate, который позволит иметь runway на 18—24 месяца. Иметь запас кэша меньше чем на полгода — это безрассудство со стороны фаундеров, даже в мирное время. Это русские фаундеры часто доводят себя до состояния, когда у них запас кэша на 2 месяца. Мы больше инвестируем за рубежом, там люди более адекватные, у них кэш сразу не заканчивается.
С точки зрения upside, надо подумать о том, что в результате кризиса и локдауна поменяется поведение потребителей: появятся привычки, связанные с онлайн-покупками, онлайн-сервисами, онлайн-образованием и онлайн-развлечениями, а также удаленной работой. Например, у нас есть французский стартап — маркетплейс для бэбиситтеров. Сейчас у них проблемы: в связи с локдауном уменьшилось количество транзакций, но они вводят вместо этого онлайн-тьюторинг и консьерж-сервисы (доставку товаров).
Фаундера, который сам организовал борьбу за спасение своего корабля — сокращает затраты, делает планы по изменению своих roadmap’ов (планов по достижению цели), — то есть остается внимательным к обстановке и решительным, инвесторы будут спасать скорее, чем того, кто пребывает в состоянии отрицания и говорит: «Ну все, кризис, выручка упала в два раза, дайте больше денег».
В этой ситуации есть плюс: для тех компаний, которые до этого уже находились в предкризисной ситуации (бывает так, что продукт не запускается, деньги не поднимаются), кризис может стать серьезной встряской. Он может заставить их принять решения, которые они до этого боялись принять или пытались отложить. Некоторым из них придется сокращать зарплаты. За последнее время все слишком избаловались, но я помню кризисы 1998, 2000, 2009 и 2014 года, когда это было нормой. Сейчас люди считают, что сократить зарплаты — это что-то невероятное. Но если речь идет о том, что надо спасти компанию, — почему нет.
2. Тем, кто хочет выйти на глобальный рынок
Дмитрий Чихачев, основатель и управляющий партнер Runa Capital:
У нас есть такие стартапы, и первое, что я им советую: выходить на глобальный рынок — это неправильно, надо работать на глобальном рынке. С первого дня. В остальном им можно порекомендовать то же самое — иметь runway на 18—24 месяца, а для этого пересмотреть свои затраты. На месте фаундера, у которого нет runway на 18 месяцев, я бы сейчас спокойно не спал.
Татьяна Дадашева, инвестиционный директор Almaz Capital:
Совет простой — ищите модели для удаленного масштабирования: inside sales (продажи из офиса, когда продавцы не ищут новых клиентов, а работают с текущими), виральное распространение и bottom up подход (подход «снизу вверх», согласно которому анализ надо начинать с нижних уровней какой-либо иерархии). Забудьте про прямые продажи, нанять и оценить сейлза удаленно невозможно. Не недооценивайте тот факт, что в других странах другие проблемы и другая реакция пользователей на них: то, что сработало в одной стране, может не зайти в другой. Поэтому мы рекомендуем запускаться сразу в таргетированной географии и в нашем портфеле выход на новые рынки сейчас не очень актуален. Однако все советы выше все равно применимы.
3. Тем, кто хочет привлечь инвестиции
Дмитрий Филатов, президент венчурного фонда Sistema VC:
На рынках высокая волатильность, когда и как ситуация стабилизируется, не ясно. Регуляторы предпринимают для этого колоссальные усилия, но это не ведет пока к реальной стабилизации ситуации. Многие инвесторы уходят в кэш. Для них могут оказаться хорошей перспективой как раз инвестиции в стартап, который оперирует на долгосрочном горизонте и может сейчас хорошо разогнаться за счет того, что предложит продукт и быстро вырастет, а потом адаптируется.
Хотя, конечно, могут измениться финансовые возможности инвесторов ранних стадий. У стартапов на ранней стадии возможность привлечь деньги есть, но для этого, конечно, придется больше стараться. А вот на более поздних стадиях могут быть гораздо большие проблемы, потому что их финансируют часто институциональные инвесторы, которые испытают много сложностей.
Дмитрий Чихачев, основатель и управляющий партнер Runa Capital:
Тем, у кого денег нет и они только собирались привлечь их в ближайшие несколько месяцев, — не надо от этого отказываться. Венчурные инвестиции совсем не отомрут. Мы, например, будем инвестировать, но будем более аккуратно относиться к оценкам стартапов, так как очевидно, что конкуренция между стартапами возрастет. И эта конкуренция между стартапами будет продолжаться несколько лет.

Источник: https://incrussia.ru/understand/vc-vs-sars-cov-2/